Публикации

У каждого свой крест… 133

30 ноября 2021г.
Автор: Людмила Суханова, «Мироносицкий вестник» №11 2021 год

История старинного деревянного Креста Господня, что стоит в Петъяльском храме святителей Гурия, Варсонофия и Германа, удивительна. До революции он находился в одном из соборов Свияжского Успенского монастыря. А в 1918 году, когда большевики казнили последнего настоятеля монастыря епископа Амвросия (Гудко) и началась вакханалия по уничтожению святынь, Крест был брошен в воду. И он долгим путем добрался до глухого уголка марийских лесов…

Возможно, эта святыня и определила дальнейший путь иерея Александра Лукьянова, который служил в 60-х годах в Свято-Гурьевском храме. В конце жизненного пути Бог приведет его в Свияжский монастырь, и нарекут постриженцу имя в честь священномученика Амвросия…

Свято-Гурьевский храм в Петъялах – излюбленное место паломников. Сюда приезжают не только из разных уголков Марийской республики, но и со всей страны – окунаются с молитвой в источники, прикладываются к святыням. И по вере своей многие исцеляются здесь от неизлечимых болезней, когда, казалось бы, и шанса-то нет… Так, в девяностые годы местный сторож рассказал мне одну такую историю внезапного излечения перед Крестом Господним: «Въехал в храм на инвалидной коляске молодой мужчина. Пополз к Кресту. Плакал, молился долго, а потом вдруг встал и пошел. Исцелился! Уж как радовался-то! Видел это своими глазами и не забуду никогда…».

Раньше Крест этот находился в деревне Лягушкино (ныне Красная Горка). По одному из преданий, он приплыл по реке к берегам деревни после разорения большевиками Свияжского монастыря. И долго не давался в руки местным жителям, хотевшим вытащить его. И только чистые сердцем дети смогли извлечь Крест из воды… По другому преданию, один христианин из купцов, спасая святыню от поругания большевиками, на подводе перевез Крест сюда из села Исаково, расположенного близ Свияжска…

В Лягушкино долгие годы стоял большой добротный храм в честь Казанской Божией Матери. Все верующие Волжского района стекались сюда, приходили даже из села Лопатино (ныне г. Волжск). И место это и по сию пору почитается, хотя церковь много лет назад сгорела. Но Крест чудесным образом уцелел в пожаре. И был перевезен в Петъялы, в церковь святителей Гурия, Варсонофия и Германа. С 1961 по 1963 год тут служил священник Александр Лукьянов, впоследствии иеромонах Свияжского монастыря Успения Пресвятой Богородицы Амвросий (отошедший ко Господу в 2011 году). Мне повезло с ним много раз беседовать, когда он по болезни временно находился у жившей в Казани дочери.

Родом Александр Лукьянов из Оренбурга, его верующая бабушка часто водила маленького Сашу в Никольский кафедральный собор в Оренбурге, где настоятелем был епископ Михаил (Воскресенский). Когда Саше исполнилось 16 лет, владыка благословил ему прислуживать в алтаре – и Александр стал иподиаконом и ризничим.

В 1960 году епископа Михаила перевели в Казань, и он забрал с собой Александра Лукьянова, обладавшего сильным голосом, рукоположив его во диакона. А вскоре в Петъялах, входивших в состав Казанской епархии) сложилась ситуация, когда срочно был нужен священник – в противном случае Свято-Гурьевский храм бы закрыли… И владыка рукоположил отца Александра в священнический сан и направил его на этот приход.

После трехлетней службы в Петьяльском храме отец Александр был переведен в Мензелинск. Затем служил в Никольском храме Казани. Потом его направили в Аркатово, а позднее в Кабаны. Когда выросли дети, отец Александр вместе с супругой Зинаидой стали задумываться о монашестве, но матушка скоропостижно умерла. А отец Александр поехал к своему духовнику в Сергиев Посад, чтобы получить благословение на постриг. И вот волею Божией он стал монахом Свияжского Успенского монастыря, приняв в постриге в 2001 году имя Амвросий – в честь священномученика Амвросия, пострадавшего после революции от рук богоборцев.

В одной из моих бесед с иеромонахом Амвросием он рассказал, почему из множества возрождающихся в стране монастырей он выбрал Свияжский.

Еще в годы служения в Никольском храме Казани батюшка познакомился с художниками Иннокентием и Софией, которые реставрировали здесь образ Николая Зарайского. Но основная работа реставраторов была в Свияжске, где шло восстановление фресок Успенского собора. Они пригласили священника посмотреть это святое место, и отец Александр с радостью приехал. Его поразило великолепие храма, старинный дух, царивший в соборе. По лесам он поднялся под купол, где была изображена Пресвятая Троица. Старинная фреска, выполненная темперой, прекрасно сохранилась… Слезы умиления подступили к глазам отца Александра, и он, прикоснувшись к святыне, невольно воскликнул: «Хорошо бы тут остаться навсегда!»

Потом, когда батюшка спустился вниз, его ждало еще одно потрясение. Ему показали каменную глыбу, бывшую частью алтаря, где служил когда-то основатель монастыря святитель Герман Казанский. Показали и келью святителя, откуда доносилось ангельское пение, когда палачи истязали священномученика Амвросия…

Впоследствии, уже будучи монахом, отец Амвросий с трепетом, со слезами на глазах, рассказывал, как в этой келье он жил и молился. Что это чудо какое-то в его жизни – он, многогрешный, может послужить тут, на этом святом месте, где принесены Богу такие жертвы…

С этой обителью он связал свои последние надежды и чаяния. А какие надежды у монаха? Спасение души. Царствие Небесное нудится здесь, на земле. И батюшка служил Богу и ближним с полной самоотдачей. У него были духовные чада по всей стране – писали, звонили, просили наставлений… Многие могут рассказать о его добросердечии, горячих молитвах за ближних, удивительной открытости и любви к людям. Какой бы каверзный вопрос ему не задавали, отец Амвросий пространно разберет ситуацию, даст мудрый совет. Но при этом никогда не было ни единого слова или намека на осуждение чьих-то противоречивых действий…  

Здесь, в Свияжской обители, за алтарем Свято-Успенского собора, и похоронен возведенный в сан игумена отец Амвросий, который стремился в земной жизни, служении подражать своему небесному покровителю – священомученику Амвросию, епископу Свияжскому.

В Свияжск епископ Амвросий (Гудко) Сарапульский и Елабужский, второй викарий Вятской епархии, был направлен в 1917 году. Его проповеди у раки святителя Германа поражали прихожан своею силой, горячей верой. Он призывал молиться за заключенного императора, не поддаваться безбожной пропаганде. Владыка ревностно боролся с пороками, ограждая свое стадо от пагубных привычек. Делал все возможное, чтобы Свияжская обитель в это безбожное послереволюционное время стала оплотом Православия. Он ввел строгие правила, следил за неукоснительным исполнением монашеского устава. И нажил себе врагов не только у большевистских властей, но и среди монашествующих…

По доносу одного из иеродиаконов (который после закрытия монастыря стал работать в милиции) епископа Амвросия 7 марта 1918 года вызвали в суд, обвинив в контрреволюционных деяниях. Но обвинения не подтвердились, и владыку, к радости верующих, освободили.

13 мая 1918 года во время крестного хода в память священномученика Гермогена на Ивановской площади в Казани епископ Амвросий призвал народ к единению для спасения государства под сенью Божией Церкви, а через месяц был арестован вторично. В поддержку архипастыря рабочие Алафузовского и Порохового заводов Казани пригрозили забастовкой – и владыку отпустили. Его пытались предостеречь от возвращения в Свияжскую обитель, но епископ ответил со свойственной ему прямотой: «Мы должны радоваться, что Господь привел нас жить в такое время, когда мы можем за Него пострадать. Краткое страдание и венец мученический искупят грехи и дадут вечное блаженство, которого никакие чекисты не смогут отнять».

 И вот 26 июля владыку Амвросия снова схватили – он помешал солдатам реквизировать зерно. Для острастки жителей Свияжска, епископа привязали к лошади и волокли по острову. А наутро 27 июля (9 августа по новому стилю) без суда и следствия расстреляли…

Прославление священномученика Амвросия, епископа Свияжского, как местночтимого святого, состоялось 3 октября 2000 года.