Церковные новости

Патриарх Кирилл: Церковь — это община исцеления 840

13 ноября Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения кафедрального собора в честь великомученика Георгия Победоносца г. Владикавказа и Божественную литургию в новоосвященном храме. По окончании богослужения Предстоятель Русской Православной Церкви произнес проповедь.

«Бог спасает людей от сумасшествия, — заметил Патриарх, — а под сумасшествием не следует понимать только медицинский диагноз. Ведь всякое нарушение Божиего закона — это безумие, потому что Бог дал закон для человеческого счастья. Он сказал: «не крадите», «будьте верны в браке», «не делайте ничего, что может принести человеку зло», «не делайте другим то, чего не хотели бы себе». Простые и ясные истины, Божественный закон, но исторический опыт показывает, что этот закон тяжело исполнить. Почему тяжело исполнить? А потому что каждый человек может находиться под влиянием разрушительных диавольских сил. Несчастный бесноватый страдал от того, что диавол вошел в него, подменил его психику, интеллект, волю, но ведь диавол может воздействовать и дистанционно, не входя в физическую природу человека, а просто подчиняя его сознание и волю своей воле. И это осуществляется сплошь и рядом — через стереотипы, которые навязываются нам псевдокультурой, через определенную моду на поступки, на слова, на действия и, что самое главное, через ложное толкование человеческой свободы как произвола: «свобода — это то, что я хочу делать, вот я это и делаю». И мы знаем, какие огромные проблемы возникают у человека, который так себя ведет. Он становится невыносим в семейной жизни, он очень сложен в коллективе, ведь и там, и там нужно смирять себя, стремясь подчинить свою волю воле того, с кем живешь, или воле тех, с кем ты работаешь, когда такое подчинение может несомненно послужить Божиему делу и правде человеческой».

«Так вот, все, что касается сегодняшнего беснования и безумия людей, чаще всего происходит от порабощения нашей воли теми стереотипами, той философией жизни, которая навязывается извне — и не только людям, но и народам, и государствам. Не буду перечислять страшные извращения и грехи, которые сегодня в западной культуре и западной политической мысли представляются как вариация человеческого поведения, то есть может быть одна вариация, может быть другая, а греха никакого нет. Вместо понятия греха — свободный выбор между разными вариациями человеческого поведения. Но что это, как не бесовщина? Бог нам прямо сказал, что есть добро и что зло, что есть путь жизни и что путь смерти. А теперь говорят: «Да нет никакого абсолютного добра и зла». На добро прямо не посягают, но действуют так, что у человека возникает мысль: «А какая разница, ведь я свободный гражданин в свободной стране, я закон не нарушаю, а как я себя веду с женой, с мужем, с детьми — это мое личное дело». И эта неподотчетность современного человека Богу из-за слабой веры, а иногда из-за полного исчезновения веры и приводит к дегуманизации человеческого общества. Тогда и те, кто в Бога не верит, за голову хватаются: «Что-то делать надо и с нашей молодежью, и вообще с людьми; что же происходит?!» А происходит, по Достоевскому, что если Бога нет, то все дозволено. Нет критерия истины, делай что хочешь. Правда, старайся закон не нарушать, иначе тебя к ответственности привлекут, но ведь, и не нарушая закон, сколько пакостей можно сделать, сколько жизней загубить морально, нравственно, духовно, сколько семей разрушить, сколько зла Отечеству своему принести!

Мне доводилось посещать психиатрические клиники, беседовать с опытными психиатрами, и я задавал такой вопрос: «А вы можете отличить психически больного от бесноватого?» Ответ был: «Нет, не можем, но есть такая модель поведения наших пациентов, которая не укладывается в картину психического заболевания, а безумие — на лице, в глазах, хотя мы не можем описать их поведение в рамках того или иного диагноза». Вот какой ответ я получал, и это свидетельствует о том, что и в наше время есть люди, одержимые духом злобы. Если они в изоляции, под медицинским контролем — это одно. Но если одержимость не сопровождается асоциальным поведением? Если одержимый закон не нарушает, но внутри него зло, абсолютное зло — насколько такой человек опасен! А если он благодаря своим талантам и способностям еще и входит во власть — как же опасен он может быть! А если он получает власть над трудовыми коллективами, над некими объединениями людей, раз у него нет диагноза? Да, многие скажут: «отвратительный, тяжелый человек, с ним невозможно»; но ведь никто в светском обществе не может ограничить поведение такого человека. А что же может ограничить? Ограничить может только благодать Божия, и не только ограничить, но исцелить, как Господь исцелил бесноватого. Ведь Господь дал и Церкви Божией возможность исцелять — через Святые Таинства, через молитву, через великое евангельское учение, которое, достигая умов и сердец, меняет человеческое поведение».

«Церковь — это и есть община исцеления. Наверное, поэтому так и тянутся в эту общину, в том числе, люди больные, и таковых никогда нельзя отталкивать от общения, ведь и они наши братья и сестры. И хотя иногда трудно быть рядом с больным человеком, но нужно преодолевать себя и видеть в нем такого же, как ты сам. Потому что Церковь есть община исцеления — и в плане личных отношений, и в широком смысле исцеления общества от силы темной, злой и разрушительной», — подчеркнул Святейший Патриарх.