Публикации

Просветитель народов Поволжья 85

30 июня 2021г.
Автор: Людмила Суханова, «Мироносицкий вестник» № 6, 2021 г.

3 июля – день перенесения мощей святителя Гурия, архиепископа Казанского. Было это в далеком 1630 году. Святитель почитался и почитается населением Марийского края, не случайно во имя его освящались здесь храмы и приделы. Самой известной среди них является Свято-Гурьевская церковь в селе Петьялы.

А начиналось все чуть ли не полтысячи лет тому назад… Богато груженые ладьи плыли во град Казань из Москвы. Во главе миссии встал бывший игумен Селижаровой обители Гурий, рукоположенный 7 февраля 1555 года в архиепископа Казанского и Свияжского митрополитом Макарием. На пути они устанавливали кресты, где предстояло встать будущим храмам. Так, например, на правобережье Волги, где сейчас стоит город Чебокcары, по благословению архиепископа Гурия была построена величественная церковь в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы. Для будущих храмов и монастырей святитель Гурий выбирал самые видные и красивые места. Вот и здесь, на высоком волжском берегу архиепископ поставил полотняную церковь.

  Не доплыв верст десять до Свияжска, путники увидели на девственном берегу мощный ключ (это место напротив нынешнего города Волжска, ныне – селение Курочкино). На старинных картах этот родник обозначен как Петропавловский. Возможно, именно архиепископ Гурий назвал его в честь первоверховных апостолов. Родник до сих пор здравствует и поит людей светлою водицею – к нему приезжают на лодках с левобережья Марий Эл, чтобы набрать воды. В народе его зовут «горлинка».

  Прибыв в Свияжск 27 июля 1555 года, архиепископ Гурий отслужил Литургию в соборной церкви во имя Рождества Пресвятой Богородицы, окроплял святою водой народ и городские стены, произнес поучение, привлекая людей к христианской вере. Нелегкое дело предстояло – крестить мусульман и язычников. В «Наказе царя Ивана IV архиепископу Гурию о крещении татар, обязанности его по управлению краем» говорилось, что он должен ласкою и приветом встречать приходящих по делам татар, угощать квасом и медом, привлекать их смирением и долготерпением: «…тихо и с умилением, а с жестокостью с ними не говорити. Страхом их ко крещению никак не приводити». Действовал архиепископ Гурий не принуждением, а кротостью и любовью.  При монастырях для новокрещеных, «детей мухаммедан и язычников» открывались школы и училища для обучения детей инородцев церковнославянскому языку и закону Божию. Но в первую очередь, конечно, обращалось внимание на взрослое население. Новокрещеным предоставлялись определенные льготы по налогам и выделению земельных наделов.

Жизнь будущего святителя Гурия, родившегося в благочестивой и небедной семье, сулила ему всяческие блага, почести, достаток, уважение, радости земные. Хорошо образованный статный юноша Григорий Григорьевич Руготин из сословия младших бояр удачно начал свою карьеру в услужении знатного князя (из рода князей Ярославских). Был назначен управляющим княжеского поместья и блестяще справлялся со своей задачей. Но выделялся из среды сверстников не стремлением к богатству, а крепкою верою, благородством, добросердечием, радением за простой народ. Беда пришла нежданно, оболгали завистники его и княгиню. Лютая смерть по злой клевете ждала Григория Григорьевича, да княжич, как мог, заступился за управляющего, доказывая отцу своему князю Ивану Пенькову невиновность Григория Руготина и своей матушки.

  Оклеветанный и брошенный в земляную яму на несколько лет, Григорий неустанно молился. И глаза его раскрывались на мир Божий. Виделось ему, что народ наш богобоязненный должен знать грамоту, чтобы читать Священное Писание, чтобы понимать Божественную литургию, чтобы в самое сердце человеческое вошла вера Христова. И так хотелось ему послужить людям, но узы темничные сковывали его. Свет едва проникал в крошечное окошечко. Сырость, мгла, холод…

  Когда надзор ослаб, по его просьбе принес ему друг бумагу и чернила, и стал Григорий для детей крестьянских азбуки рукописные составлять. Друг продавал эти азбуки за хорошие деньги, как большую редкость по тем временам, и по просьбе Григория раздавал деньги самым бедным. Так и в застенке Григорий творил добрые дела. И там же в тюремных оковах обрел он такую веру, которая, как крылья, несла его уже как бы поверх земли. Он был уготован Господом для монашеского подвига.

  Выйдя из заключения (о нем как бы забыли, и двери темницы сами отворились), Григорий направился в обитель преподобного Иосифа Волоколамского. Это было предположительно в конце 10-х начале 20-х годов XVI столетия. Там принял он постриг с именем Гурий (пришелец). Около девяти лет был впоследствии игуменом этой обители.

  На соборных совещаниях в 1547, 1549, 1551 гг. он пользовался большим весом. И его мнение о том, что монастыри должны владеть своими земельными вотчинами, чтобы укреплять церковные правила благочестивого жития на Руси, было благосклонно встречено царем. Но будущий святитель всегда подчеркивал, что главное для каждого – спасение души, а излишнее украшение монастырей и обогащение могут быть и во вред. Его слова, упомянутые в «Житии св. святителей Христовых Гурия, Варсонофия и Германа, Казанских чудотворцев», гласят: «…Не добро монастыри богатити чрез потребу и велики отчины давати, они бо сим более пустуют».

Монастыри, построенные Гурием, Варсонофием (настоятель Спасско- Преображенского монастыря) и Германом (настоятель Свияжского Успенского монастыря) на Казанской и Свияжской земле не пустовали. Будущие святители сумели сделать святые места Казанской епархии центром притяжения людей. Еще при жизни архимандрит Герман совершал чудеса исцеления болящих, архимандрит Варсонофий, хорошо знавший арабский язык, оказывал неоценимую помощь в жизни Казанской епархии.

Заботой архиепископа Гурия стало также строительство в Казани каменного собора (1555-1562 гг.) стало Камень привозили с правого берега Волги. Приехали знаменитые русские зодчие – Постник Яковлев и Иван Ширяй, которым предстояло возвести Благовещенский собор в Казанском Кремле и Успенский собор (1560 г.) Успенского мужского монастыря в Свияжске.

  Восемьдесят каменщиков-псковичан трудились на возведении каменного собора. Они получали за каждый день три копейки в день, и это были неплохие деньги в то время. В год они зарабатывали по 10-11 рублей, «в 1,5 раза больше стрелецкого жалования и в 2 раза больше того денежного довольствия, которое станут получать священнослужители самого Благовещенского собора», как пишет историк Леонид Девятых в книге «Забытое и незнаемое».

В 1562 году белокаменный величественный Благовещенский собор был открыт для богослужения. В алтаре хранилась ценная реликвия – гвоздь, которым пронзили Тело Господне на Кресте. Здесь же находилось Евангелие 1478 года, подаренное собору архиепископом Гурием.

  4 декабря 1563 года архиепископ Гурий скончался, приняв от архимандрита казанского Спасо-Преображенского монастыря Варсонофия великую схиму. 4 октября 1595 года, при митрополите Гермогене, тело святителя Гурия было явлено при перестройке церкви нетленным. У будущего патриарха Гермогена это событие описано так: «Диво, его же не надеяхомся. Рака святого полна благоуханна мира, как чистой воды, мощи же св. Гурия вверху мира, яко губа ношахуся…».

И неудивительно, что как тогда, так и поныне у мощей святителя люди получают исцеление. Уже в нашем XXI веке был исцелен молодой священник, служивший тут. Прихожане видели, как он, смертельно больной, таял на глазах – худой до неузнаваемости, с землистым лицом… А он не только выжил, не только укрепился в молитве и любви ко Господу, но стал в Казани авторитетным иерархом! Произошло это событие в храме Ярославских чудотворцев, где старинная рака с мощами находится и поныне.

 Святитель Гурий был канонизирован в 1595 году. До наших времен дошла икона святого в серебряной ризе. Она находилась в соборе по левую сторону от Царских врат после икон Благовещения Пресвятой Богородицы и Рождества Христова. Та роспись, которая дошла до наших дней, была выполнена известным иконописцем Владимирской губернии Николаем Софоновым. В трапезной части собора им был создан цикл работ, посвященный истории обретения и прославления иконы Казанской Божией Матери, а также работы, посвященные рукоположению архиепископа Казанского и Свияжского Гурия митрополитом Московским Макарием. На другой фреске изображалось обретение святых мощей Гурия и Варсонофия митрополитом Гермогеном (будущим патриархом).

После реконструкци 1906-1909 годов приделы собора были заново освящены во имя Бориса и Глеба (правый) и во имя святителя Гурия (левый).

  Исторические и археологические находки на территории Казанского кремля проливают свет на житие наших святых. Когда в 1841 году при перестройке собора нашли под землей крошечную келью архиепископа Гурия, она стала местом паломничества. Здесь святитель молился ночами. В этой келье была обнаружена фреска Спаса Нерукотворного. На средства старосты собора В. Булыгина в XIX веке на этом месте была построена часовня. Она сохранилась до наших дней.