Публикации

Время проходит – остаются воспоминания… 277

3 октября 2017г.
Автор: Хиония Грачева

В дождливое лето мало тепла и радости, время проходит в долгом ожидании солнечных дней. Едва появится ясный день, хотим куда-то съездить, посетить родных, знакомых, что-то неотложное сделать.

***

Запомнилось мне, как в начале этого мая, перед родительской, в один солнечный и тихий день удалось посетить сразу три кладбища: Куярское, Паганурское, Туруновское. Пришли к родителям, дорогим и близким сердцу людям… Кропили холмики святой крещенской водой, читали молитвы «Милосердия двери отверзи нам благословенная Богородице», «Воскресение Христово видевше», а также молча стояли у могил, мысленно вспоминая давно прошедшие дни. Уходили тихо, желая усопшим упокоения со Христом.

***

Посчастливилось нынче побывать и на родине нашей, в деревне Эсяново. Мы, три сестры, встретились, послушали чудное пение старшей — Феодосии: она нам исполнила на чистом, красивом, спокойном тоне любимую песню. Мы слушали ее пение и от души радовались. Сестре восемьдесят семь лет, и она спела для нас только одну песню — из юности. И эта песня, и сама Феодосия — такая старчески красивая, родная — стали большим и памятным подарком после чудесной встречи в дни праздника Пресвятой Троицы.

***

Август внезапно подступил после нескончаемых прохладных и дождливых дней. Жара пришла внезапно, напомнив далекие горячие дни целины 1957 года… Тогда — на пятом году учебы в педагогическом техникуме — нас, студентов, отправили на целину, в казахстанские степи, в самый бедный совхоз имени Сталина. В степи нигде не спрячешься от палящих солнечных лучей, только ночью наступала на короткое время прохлада.

Наша группа под руководством самого старшего, старосты Семена Николаева, убирала сено, заготавливала корма для скота. Меня назначили поваром. Совхоз выделил нам на станции Шипицыно место для проживания на два месяца — август и сентябрь. Это было пыльное помещение клуба, где расставили раскладушки, пояснив: лучшего места у нас нет, и вы приехали не на курорт, живите, радуйтесь, пока молодые — терпите.

Мне, поварихе, показали мазанку-будку с печным отоплением и плитой, чтобы готовила еду для своей группы студентов — суп да кашу. С большим огорчением отправилась я туда из клуба. Кухонька стояла отдельно в степи, до общежития нужно было добираться через железнодорожную станцию, переходить на противоположную сторону — от станции в степь. Погоревала-погоревала, стала трудиться одна, постепенно привыкла к поварским заботам. Ко мне на обед приезжали из степи на машине однокурсники: они все работали вместе, а я — одна. Хоть реви, хоть плачь! Наш староста Семен, бывший строгий солдат, приказал мне не плакать, а готовить обеды. А из чего готовить обеды? На складе давали засоленное мясо, лук, картошку, крупу — больше ничего. Однако научилась варить да стряпать. Хлеб и воду привозили на машине на два дня.

Наши студенты, парни, несколько раз ездили на грузовой машине к озеру Чан, за триста километров, за лесом для строительства жилья работникам совхоза. Они приезжали с лесом от озера Чан поздно, и я должна была дождаться, чтобы накормить их ужином: нельзя же оставить людей без еды. И ждала до поздней ночи. В мазанке был электрический свет, но я боялась ночью включать его, сидела и ждала в темноте. До общежития лишний раз бежать ни сил, ни времени у меня не оставалось, и, ночуя порой одна в будке-кухне, я не раз вспоминала чеховскую повесть «Степь». Поняла тогда наяву, что такое степь: угрюмая, беспощадно палимая солнцем. В степи нет проезжих или пешеходных дорог, это бескрайняя земля, сухая, утрамбованная и твердая, как кирпич. На целине за два месяца научилась жить в молчании, одиночестве, не получила ни разу никаких писем, никаких новостей ни от кого не слышала. Только одна гусыня белая около кухни тихо бродила: она кормилась здесь остатками пищи и зачастую была для меня единственным живым существом в бескрайней, бесприютной, знойной степи.

Однажды наши студенты не приехали на обед, задержались в степи. Что мне было делать? Пошла на склад, к бригадиру, попросила лошадь с телегой. Взгромоздила на телегу бидон с супом, кастрюлю с кашей, плошки, ложки, хлеб и поехала, точно даже не зная, где наши застряли. Просто направила лошадь на юго-запад, в сторону, куда целинники поехали утром.

Еду, еду по бездорожью — нет конца-краю степи… Переживаю, где же наша группа студентов находится, не могу понять… Миновало около часа… Нет ни деревьев, ни кустарников — степь голая, выгоревшая, раскаленная, обширная… А вот травы скошены, сено надо скирдовать — этим и занимались наши студенты… Они меня на телеге заметили в степи, обрадовались, стали обедать. У меня же — новая задача: надо ехать обратно к будке, готовить ужин. Горе и только!..

Когда ехали домой, 4 октября в товарном поезде услышали радостную весть: в СССР впервые в космос запущен искусственный спутник Земли. Патриоты своей Родины, мы с радостными восклицаниями сообщали друг другу об этом важном событии: наш спутник в космосе!

***

На тропинках Божиих были в прежние годы свои трудности, свои радости. И хотя не было у нас на языке многих молитв, но и мы, воспитанники атеистических школ, смогли глубоко в душе сохранить отеческие славословия: «Господи, помилуй…», «Господи, благослови…», «Господи, сохрани…». За нас молились дома наши матери, родственники, близкие.