Церковные новости

Прихожане возвращаются в храм со слезами на глазах. Интервью 328

19 мая 2020г.
Автор: «Интерфакс-Религия»/Патриархия.ru

Во Франции начали постепенно отменять самоизоляцию, в частности, отказались от справок для выхода из дома. Люди стали свободно перемещаться в радиусе 100 километров от своего дома. 16 мая 2020 года храм Всех святых в Страсбурге открыл двери для прихожан и посетителей после двух месяцев перерыва. О том, как это произошло, корреспонденту «Интерфакс-Религия» Елене Веревкиной рассказал настоятель церкви архимандрит Филипп (Рябых).

— Отец Филипп, в каком режиме сейчас работает православный храм в Страсбурге, начались ли уже службы с участием прихожан?

— Храм открыл свои двери, но пока только для индивидуальной молитвы. Собрания, в том числе и религиозные, во Франции пока не разрешены. Верующие снова могут помолиться в храме, поставить свечки, подать записки о живых и усопших, посетить нашу лавку.

— С какими чувствами люди возвращаются в храм?

— В первый день с момента открытия церкви пришли некоторые наши постоянные прихожане. Одна прихожанка поделилась со мной радостью и сказала, что расплакалась, когда была в храме, и не хотела уходить. Я и сам испытал спонтанную радость, и ком подступил к горлу, когда увидел, как люди свободно шагают по церковному двору, а калитка и двери храма вновь свободно открыты. Сразу вспомнилась Страстная неделя и Пасха без прихожан, в пустой церкви, когда некому кричать «Христос Воскресе!»

Вокруг нашего храма зеленая зона, а потому здесь много гуляющих французов, так как городские парки еще закрыты. Многие из них также заходят в храм. Иногда они не только осматривают церковное убранство, но и ставят свечи.

Пока храм был закрыт, наше духовенство не переставало совершать богослужения. Мы и сейчас продолжаем это делать, но пока без прихожан, только с необходимыми помощниками и певчими. Воскресные и праздничные службы транслируются с приходской странички в «Фейсбуке», и прихожане нам очень благодарны за это. Теперь мы ведем еще и трансляцию службы на улицу. Благо у нас большой церковный двор. Когда открыты двери церкви и транслируется звук, то некоторые верующие молятся перед входом. При этом мы следим, чтобы не было скопления людей и чтобы они держали дистанцию.

— Прихожане соблюдают масочный режим?

— При посещении храма мы не возражаем против ношения масок, хотя это не является обязательным. Мы установили дезинфектор при входе в храм, и каждый желающий может обеззаразить свои руки. Посетителям рекомендуется не целовать иконы и не трогать их руками, а совершать поясные поклоны перед святыней. Но на всякий случай мы регулярно протираем дезинфицирующим средством иконы. Также протирается столик для подачи записок, а пишущие ручки рекомендуем приносить свои.

После того, как мы адаптируемся к этому этапу, будем смотреть дальше. Ждем новых распоряжений властей. Ведутся разговоры о том, что в июне будут разрешены богослужения с ограниченным числом прихожан. Но уже сейчас для нас большая радость: люди могут прийти в храм.

— Как Вы думаете, вся эта ситуация с вирусом может внести какие-то долгосрочные изменения в жизнь общины и Церкви в целом, или все постепенно может вернуться к тому, как было прежде?

— Я уверен, что все вернется в прежние формы, но останутся и те наработки, которые возникли во время карантина. Например, люди, в том числе и старшего поколения, стали лучше пользоваться современными средствами коммуникации для того, чтобы узнавать о новостях общины и чтобы мобилизоваться для осуществления общинных проектов, помогать нуждающимся, участвовать в конкурсе приходских рисунков.

— В заключение можно вопрос не по «вирусной» теме? Откуда у вас при храме в Страсбурге гуси, кто занимается этим хозяйством?

— Они дикие, живут рядом. У нас есть большой сад и небольшой огород рядом с храмом. Есть «библейский уголок», где растут смоквы, виноград, гранаты, пальмы. Посадили много фруктовых деревьев, но они еще молодые, ведь только год назад мы закончили стройку. Есть еще огород — лук, зелень, помидоры, огурцы, перец, клубника. Ухаживаем все вместе, я тоже часто погружаюсь в садовые работы. Труд на земле остается большой отрадой во время карантина.